17:12 

РПС-миник.

БЕШЕНЫЙ КОКОШНИК \\ Страус войны (с) Гнома // Свалить нельзя потрахаться. Тест Фрейда. // Не возбуди кумира! Многократно попранная заповедь.
Да простят меня… все.

ДВА ПО ЦЕНЕ ОДНОГО.

Автор: Пернатое Габи.
Персонажи: Джаред Лето, Дженсен Эклз, Вилле Вало и другие. Эквивалето, епт.
Размер: мини.
Жанр: ангст без секса.
Варнинг: смерть, наркотики и рок-н-ролл.
Все события вымышлены.
Все совпадения случайны.

«Какого дьявола я свел их вместе?»
Такси останавливается у подъезда, отсвечивает в огромной луже желтым боком.
- Чувак, припаркуйся подальше. Я же кеды замочу.
- Бабки вперед, - водитель жует засаленный ус и озлобленно пялится в зеркало заднего вида.
Интересно, а если размотать шарф и снять очки с шапкой-пидаркой, он станет вежливее?
В дутой куртке-аляске так много карманов, не сразу вспомнишь, куда именно засунул бумажник. Дождь зарядил с новой силой, а зонт, естественно, остался в родном «Юконе» у ресторана. Чертова голливудская конспирация, чертовы папарацци, чертов Лос-Анджелес.
Таксист сотенную берет неохотно, проверяет, не фальшивая ли, и, пристально всматриваясь в темные стекла непривычно дешевых очков, отгоняет машину чуть дальше вдоль тротуара.
В сыром и грязном подъезде можно, наконец, скинуть часть «камуфляжа». Даже если узнают – не поверят, что Джаред Лето шляется по таким районам, где стены домов – сплошное граффити с акцентом на слэнг в обход цензуры и эстетики. Сюда чужим соваться не следует без охраны или протекции. Молодец, Джордан Смит, правильное место выбрал для встречи. Свезло же нарваться на настоящего детектива без замашек выскочки.
На грязных ступеньках пятна крови, под потолком ржавые разводы протечки, прикасаться к заплеванной двери совершенно не хочется, и Джаред пинает ее кедами. Их, пожалуй, потом придется выбросить.
- Здравствуйте, мистер Лето.
Дверь уже захлопнулась за спиной, можно совсем не таиться. Детектив Смит при костюме, гладко выбритый и аккуратно причесанный на фоне разбитых в щепки обналичников выглядит гротескным нуаровским персонажем.
- Спасибо, что приехали, мистер Лето. У нас вышла небольшая накладка с мебелью. Мы попытались обеспечить комфорт по мере…
- Да бросьте, - обрывает Джаред и пытается разглядеть в комнате этих «мы», но видит только Смита, затянутый целлофаном стол с ноутбуком и пару ущербных табуреток. У каждой отломано по одной ножке, поэтому их сложили одну на другую, соорудив шестиногое уродливое чудовище с полиэтиленовым пакетом на «крыше». Джаред заржал бы во все легкие и сфотал уродца на «Blackbarry» для Твиттера, но при других обстоятельствах.
Сейчас же он подходит к столу, аккуратно усаживается на табуретки перед ноутбуком. С мокрой шапки на полу собирается лужица.
- Мы можем начинать? – спрашивает Смит.
И от слова «можем» в Джареде нагревается кровь. Ускоряясь, несется по венам, долбится в мозг многоголосьем «доброжелателей». Вокруг Лето всегда хватало заботливых нянек от матери до любовниц, которые лезли защитить, предупредить и успокоить.
Джаред, нельзя сидеть на двух стульях.
Джаред, не выйдет быть хорошим актером и хорошим музыкантом.
Джаред, не стоит привязываться к двоим.
Джаред, нельзя...
Да хуй вам! Все можно, если сильно захотеть и не оглядываться. Разве он не доказал это?
Сколько раз умудрялся показать осторожностям задницу, совместить оба мира. Он гулял по рукам, прыгал с вышек в толпу и ломал не только нос – ограды рушились. Значит – можно. Вопрос в цене.
- Да, показывайте, - Джаред немного отклоняется, чтобы Смит дотянулся до клавиатуры, и чувствует, как неустойчивая конструкция шатается под ним. Не завалиться бы спиной на грязный пол.
- Мы нашли это видео в квартире, - заново объясняет Смит, повторяя вчерашний телефонный разговор. На экране стартует медиа-плейер и зависает на начальном кадре. – Мы опознали не всех, кто был на той вечеринке. Полезные свидетели пока говорить не могут. Поэтому, раз вас упомянули в разговорах, возможно, вы кого-то узнаете. И, как договаривались, о вашем участии в деле записи не будет.
- Хорошо-хорошо, запускайте.
Кадр дергается, оживает. Веселые голоса эхом катятся по пустой комнате. На экране – огромная квартира, забитая людьми и алкоголем. Каждый сантиметр кадра – либо лицо, либо бутылка. Сигаретный дым затуманивает объектив, от грохочущих гитар приходится орать друг другу.
- Свитхарт, въеби мне с ноги! - вопит оператор. Камеру штормит, и показанный в объектив средний палец с лаконичной татушкой «J» скачет по всему экрану. Эту тату Вало собирался свести, но между Йонной и Джаредом выдалось слишком мало времени.
- Снимал Бэм, - голос отчего-то просаживается, и Джаред кашляет в кулак. – Извините.
- Марджера, - кивает Смит. – Это мы установили.
Дальше слов не разобрать, зато отчетливо видны лица. Лето упирается локтями в стол и тычет пальцем, иногда останавливая запись.
- Вот этот, у шкафа – Мартин Спейт с MTV. Эту девчонку не видел, эту тоже… Так, Ноксвилль Джонни, но его вы, наверное, знаете. Кэт. Вот эта чикса, со звездочкой, сестра Ника, который… вот Ник. Он из местной группы, дерьмо полное, даже на радио пробиться не могут…
Смит записывает по-старинке в блокнот шариковой ручкой. Джаред не возражал бы против диктофона, лишь бы пленку к делу не крепили, но Смит, действительно, честный и правильный коп. С такими людьми хорошо работать и невозможно дружить. Стыдно. Всегда чувствуешь, что недотягиваешь до уровня.
- А этот человек вам знаком?
- Который? В шляпе? – Лето щурится, будто разглядит лучше любительское ужатое видео. – Нет, этого перца не знаю. Наверное, новичок в тусовке.
- А легко попасть в тусовку?
Не чутье срабатывает – годы голливудских ролей сказываются. Пусть Смит держит рожу кирпичом, Джаред замечает взгляд охотника на намеченной цели. Со времен «Американских горок» по Куэйду помнит, как играть «хорошего полицейского», маской непробиваемого профессионализма от Лето не прикрыться.
- Только по приглашению или поручительству. Если в компании чужак, хрен расслабишься, начинаешь очковать из-за камер, телефонов. Кому оно надо? Девчонкам затусить проще, сами понимаете.
- Значит, вы этого человека точно не знаете?
- Считаете, должен?
- Я не имею права делиться с вами выводами, - чеканит Смит.
Былое уважение к детективу стремительно тает в неприязнь. Воистину, легче сдохнуть, чем загадками маяться. И сидеть на уродливой конструкции зверски неудобно.
Сквозь гам пьяной свалки прорывается знакомый рифф.
- О-о-о-о, бля, «Capricorn»! – вопит Марджера прямо в микрофон камеры. – А, кстати, где Лето? Где моя любимая марсианская сучка?
Ему что-то отвечают, но Джаред не может разобрать, что и кто. Едва различает низкий голос, только не понять – чей именно?
- Эй, Стэн, почему без меня, уебок? – последний отчетливый возглас Бэма перед калейдоскопом опрокинутой комнаты. Марджера распихивает тусовку и несется следом за кем-то в соседнюю комнату. От мельтешения в кадре Джареда тошнит, но он честно пытается разглядеть еще кого-нибудь из незнакомых до тех пор, пока камера не валится на тумбочку с глухим стуком.
- Полагаю, мистер Марджера по ошибке не остановил запись.
- Нет, - криво усмехается Лето. Лака на ногтях почти не осталось, но он продолжает царапать синюю кляксу. – Бэм никогда камеру не выключает. Пока батарейки не сдохнут.
Рингтоном на мобильнике Смита стоит девятая соната Бетховена, что удивляет чуть меньше, нежели брелок в виде плюшевого сердечка.
- Дочь подарила, - объясняет детектив, перехватив изумленный взгляд Лето. – Извините, я должен ответить.
Он скрывается в коридоре, прикрывает за собой дверь, и Джаред оборачивается к экрану. Лето собирается поставить видео на паузу, в кадре – кусок паркетного пола, угол письменного стола и окно, завешанное жалюзи, но рука зависает над кнопкой «пробел», когда вновь появляются голоса.
- Хочешь прямо на полу? – он пьян внушительно, тянет слова. Джаред готов поклясться, что Эклз едва стоит на ногах, еще до того, как Дженсен попадает в кадр. Падает в угол под отрывистый смех Вилле Вало.
- Боишься за божественную задницу, дарлинг? – финн садится к стене рядом, сует свою сигарету в пухлые губы Эклза, и у Джареда сводит дыхание.
У Джареда в горле ком. Он знает, что будет дальше и снова отмахивается от навязчивой мысли: «Какого дьявола я свел их вместе?» И попытки перекинуть вину на «Jackass» рвутся с треском.
Они никогда бы не встретились. Что общего у сериального красавчика из техасской верующей семьи и Инфернального Величества Финляндии, воспитанного в отцовском секс-шопе под «Black Sabbath»? Ничего, кроме Джареда Лето, усевшегося на двух табуретках. Голливуд и Рок-сцена, два в одном. Оба в кадре, передают сигарету из губ в губы.
- Готовы, парни? – у незнакомца в шляпе голос чистый и трезвый. Он садится на корточки и лезет в карман. – Не передумали? Как договаривались, для старта два по цене одного.
- Давай-давай, - Вало соглашается первым.
Вслед за ним Эклз машет рукой, мол – да что уж там, и подтягивается по стене, садится прямо.
Только я не умею. Вилль, давай ты меня вмажешь.
- Парни, я вам помогу, - у «шляпника» в руках уже ложка и зажигалка. На полу два шприца, пакет с белым. Героин.
- Не пойдет, - артачится Эклз. Мотает бутылкой виски перед лицом дилера. – Давай, ты покажешь, как, и мы вмажем друг друга.
- А вены найдете?
Они хохочут и кривляются, пока наркотик греется до серых пузырей. Резиновый жгут всего один, и они перетягивают друг другу руки ремнями, а затем, встав на колени, сцепляются в рестлинге не ради спортивного интереса – чтобы вены вздулись. Из-за стены истерично ревут «New York Dolls».
Джаред глядит, как завороженный, на распакованные шприцы, следит за плавным движением поршней. Наркоманы – его амплуа в Голливуде, и играть их казалось интересным до жути. Сейчас он не уверен, что взялся бы даже за Вита Орлова.
- Ох блядь, - выдыхает Эклз, когда из вены Вало в шприц втекает немного крови, смешиваясь с героиновой мутью. Дженсен глядит, не мигая, и Джаред беззвучно шевелит губами «остановись», будто может переснять ублюдочную вечеринку.
Вало тупо пялится на торчащий из локтя шприц, когда «шляпник» прокалывает Эклзу вену и так же мешает кровь с ядом.
- Теперь можно, - разрешает дилер, отползает за пределы кадра, чтоб парням было где развернуться.
Дженсена ощутимо колотит, он жмется к стене, растекается спиной по светлым обоям и постоянно облизывает губы. Они с Вало примерно одного роста, но Вилле кажется совсем мелким, устроившись у Эклза между ног. И с этого ракурса Джареду отчетливо видно, что игла торчит почти из чернильной макушки Мукки.
- Давай? – Вилле улыбается безумно, как толпе со сцены или Джареду, расстегивая ширинку.
Дьявол, лучше б эти двое перетрахались!
Но нет. Они синхронно хватаются за шприцы и вгоняют друг другу вверх по вене.
- На это вам не стоило смотреть, мистер Лето, - говорит Смит, но остановить запись не торопится.
- Отчего же? – блекло отзывается Джаред и зажимает ладони коленями. В комнате похолодало очень резко, до дрожи. – Детектив, а сколько дают за двойное убийство?
- Очень много. Но вам об этом думать не следует.
Лето рад бы отвернуться от экрана, но не может. И замечает малейшую перемену на лицах, которые поначалу улыбаются друг другу. Они держатся за руки, смотрят глаза в глаза, видимо, следят за расширением зрачков. Первым сворачивает Вилле. Даже на записи заметно, как посинели губы, и Эклз успевает испугаться, прежде чем его сгибает рвотой.
- Медики говорят, такого чистого героина в городе давно не видели, - Смит стоит за спиной и говорит отнюдь не шепотом, но вопль Марджеры перекрывает его последние слова. – Дилер сам новичок, иначе не перегрузил бы парней.
Джаред не слушает. Следит за хаосом на экране, пока Эклза с Вало не утаскивают в ванную из кадра, и остается только вслушиваться в крики. Орут мужчины, визжат девицы и никому не приходит в голову выключить музыку. Шесть коротких выстрелов выводят истерию на новый уровень, Джаред уже готов оглохнуть, но бегунок проигрывателя доползает до финиша.
Гул в ушах вместо тишины.
- Считаете, что стрелял дилер? – Джаред оборачивается к Смиту, но тот разводит руками. – Ах, ну да, нельзя предположения строить. В любом случае, за двух убитых девчонок ему дадут дохрена, плюс трое раненых, плюс то, что, ранив Бэма с Джонни, он едва не утопил Вало и Эклза, потому что все остальные разбежались. Все вместе на пожизненное тянет и без наркотиков, верно?
- Найдем – увидим, - отвечает Смит.
Лето готов требовать и угрожать, лишь бы вытрясти из детектива клятву уничтожить подонка, но останавливает понимание, Смит – честный коп, он сделает все как надо. И до причин стрельбы докопается, и дилера найдет. Даже если выяснится, что пушка не «шляпника», за загремевших в реанимацию Вало и Эклза, сукин сын отхватит по полной. Лишь бы выкарабкались идиоты почти с того света вместе с подстреленными.
Поэтому Джаред ограничивается крепким рукопожатием и пожеланием удачи. А еще просит копию записи. Чтоб наверняка не забыть, каково это – чувствовать, как под тобой трещат на изломе оба стула.

@темы: РПС, ВАЛЕТО - ЛЕТАЛО, кроссовер, фанфикшен

Комментарии
2010-09-13 в 18:32 

Во имя овса,и сена, и свиного уха. Алюминий!
Сильно, пиздец как сильно! Меня всю аж тресет, как представлю. Да, действительно на двух стульях не усидишь, на себе проверенно.
Браво Габи, браво!:hlop::hlop::hlop:

2010-09-13 в 18:34 

БЕШЕНЫЙ КОКОШНИК \\ Страус войны (с) Гнома // Свалить нельзя потрахаться. Тест Фрейда. // Не возбуди кумира! Многократно попранная заповедь.
Selena is I мне кажется у Лето получилось бы

2010-09-13 в 18:47 

Во имя овса,и сена, и свиного уха. Алюминий!
Габи. Пернатое Габи. мне кажется у Лето получилось бы
Неа, даже Лето не всесилен. Да и свести Вила с Эколзом была бы пиздец какая ошибка, хотя кто знает. Не зря же говорят противоположности притягиваются, правда в данном случае вылилось это в очень ангастовую историю.

2012-08-04 в 00:39 

valoleto
Где мой мальчик с оленем в голове? (с)
ну уж , кроме того, что написано просто прекрасно, живо и грамотно...так ещё и 4 имени любимых мужиков фигурирует)) Данкешон, милый автор!!!

2012-08-04 в 20:13 

Пернатое Габи
БЕШЕНЫЙ КОКОШНИК \\ Страус войны (с) Гнома // Свалить нельзя потрахаться. Тест Фрейда. // Не возбуди кумира! Многократно попранная заповедь.
valoleto, всегда пожалста :)

   

ВАЛЕТО - ЛЕТАЛО

главная